Приключения с фотоаппаратом (часть 2)

Я нервно нажимал на кнопку, проматывая фотки с конца в самое начало. Сначала показалось мое перекошенное лицо, потом протянутые к камере руки, потом мои коленки, потом пустой стул, далее мои кроссовки и ножки Натальи Андреевны возле стула, а потом её коленка прямо напротив объектива. Аппарат прибавил автоматически яркости и коленки казались яркими и белыми. Следующий кадр показал полосочку трусиков между ножек Натальи Андреевны.

Я внимательно всматривался и прибавлял зума, увеличивая картинку. Подробностей на маленьком экране рассмотреть нельзя было, но потом я дома все сделаю. На Наталье Андреевне были белые трусики с какими-то цветочками. Трусики были немного смяты в складочки и казалось, что они облегают её половые губки. Я был на сто процентов уверен, что вот эта складочка посредине и была дырочкой Натальи Андреевны.

Приключения с фотоаппаратом (часть 2)

 В руках дрожал фотоаппарат, но я старательно всматривался в каждую фотку, делая все ближе и ближе фотки. Каемка трусиков с одной стороны была очень вжата в промежность, а с другой стороны открывался край половых губок начальница. Мне показалось, что я вижу даже завитки волосиков. Я сделал фотографию на максимальное приближение, чтобы рассмотреть поближе…как вдруг…

— Что это? Это я? — послышался сзади злой и строгий голос.

Я чуть не уронил в ужасе фотоаппарат, и в ужасе посмотрел в сторону, откуда звучал голос. От меня права стояла моя начальница.

— Н-н-н-н-е-е-т, Наталь…

— Анука отдай сюда, — сказала она и выхватила фотоаппарат из моих рук и посмотрела ещё раз на снимок. — Ах ты паскуда…

От страха я сжался весь. Это был худший кошмар.

— Какого черта надо тебе, извращенец? Никогда не видел голых баб? Тебе мало журналов и интернета?

Она на меня кричала и сжимала в руках фотоаппарат так, что я начал опасаться за его целостность. Опасался не зря, ещё минута крика и фотоаппарат с треском полетел на пол, разлетаясь на множество кусочков.

— Гаденыш, то ты не видел там? Прямо с детства такие уроды растут, не могу я. На смотри!!!!

Громко сказала она и задрала на себе юбку. Я увидел те самые белые трусики с цветочками. Они выглядели уже старенькими и застиранными.

Наталья Андреевна поставила на стул правую ногу, а затем быстрым рывком отодвинула полоску своих трусиков в сторону: я тут же, как зачарованный опустил взгляд на её розовые лепестки и черные завитки на лобке.

— Что сука, нравится? Сволочь! Подонок!

Она сбросила на пол ногу обратно, но я не осмеливался на неё поднять глаз. Никто меня и никогда так не называл.

— На, смотри ещё, дрянь, мерзкий подонок!

Одним движением она развернулась и расставила свои ножки, убирая одной рукой юбку, а второй подцепливая трусики и отодвигая их в сторону. Я увидел большие полушария её попки, серое колечко сфинктера и немножко волосиков там, где заканчивалась её киска.

Все эти действия меня повергли просто в шок, я был сильно испуган, и не знал, что мне нужно сказать. Она повернулась обратно ко мне, на её лице были только ярость и гнев. Указывая пальцем а дверь она грубо сказала:

— Вон, отсюда, мразь! Быстренько. И чтобы я не видела тебя здесь больше, урод.

Я практически пулей полетел из помещения, сбегая по лестнице вниз. Я боялся, что она догонит меня. К счастью, она в школе никому ничего не сказала, и даже зачла мне практику. И хотя я эту библиотеку обхожу десятой дорогой, воспоминания той ситуации у меня до сих пор не выходят из головы.