Колины полизушки (часть 2)

На следующий день мы с Колей пришли ко мне домой, сняли верхнюю одежду, закрылись в моей комнате и включили комп. Разложили учебники для вида, как будто мы занимаемся и старались вести себя тихо. Моя мама сразу же позвала нас за стол, но мы отказались, и она начала таскать всякую еду на тарелочках к нам в комнату, а мы валялись на кровати и делали вид, что читаем алгебру.

Коля остался в джинсах и в футболке, а я переоделась в халатик, под которым ничего не было. Он сразу же начал ко мне лесть, чтобы я ему дала, а я ещё целкой была и не хотела, чтобы он мне её сломал. Но поскольку трахаться всё равно хотелось, приходилось использовать его язычок для куни. Со временем мы оказались на полу вместе с учебником и тетрадями, а Коля продолжал меня хватать, валял меня всё время и зажимал. Он всё равно был сильнее меня, и я просила, чтобы он поддавался.

Тогда он просто перестал сопротивляться и уселся молча, я подошла к нему и раздвинула ножки. Он посмотрел на меня понимающим взглядом, приподнял коротенький халатик и просунул голову между моих ножек. Это был его жест покорности. Я их слегка сжимала на его шее, мне было приятно осознавать, что теперь он полностью в моей власти. Потом я слегка ослабила бёдра и сжала уже гораздо сильнее его голову. Она у Коли была крепкая, так что я не боялась за него. Ему оставалось только кряхтеть слегка. Потом я выпустила своего пленника из объятий и легла на спину на пол.

— Полижи у меня там, а то я устала после уроков.

Он опять засунул голову под халатик, я развела ножки, и он принялся у меня лизать. В душ я ещё не ходила, поэтому за шесть уроков моя киска умудрялась потечь несколько раз, когда я на переменах общалась с Колей. И он сейчас мог насладиться всеми моими ароматами. Он, то причмокивал, то посасывал клитор, то чавкал языком в моей щёлочке, то хлюпал там носиком. Мне было приятно расслабиться после уроков, но кончать сейчас я не хотела. Мне хотелось его немножко помучить там у себя.

Когда я слегка сжала ляжки, то Колина голова оказалась зафиксирована, и он мог работать только язычком. Мой одноклассник начал похрюкивать и что-то мычал, но мне тогда было всё равно. И тут вдруг в комнату как обычно без стука вошла мама и увидела нас в такой позе.

— Ксюшенька, ты главное не раздави там Коленьку. Смотри, он уже бедненький и дышать не может. Свернёшь ему случайно шейку своими бёдрами в порыве оргазма, придётся тебе другого лизуна искать, — сострила мама, потом засмеялась, забрала тарелки ушла.

— Вот блин, весь кайф обломала, — проворчала я и слегка разжала ножки, — Как ты там, живой ещё?

— Ксюха, ты что, маме рассказала всё? – поинтересовался Коля, глядя мне в глаза поверх моего лобочка.

— А что такого? Она никому не расскажет, даже отцу. Она наоборот похвалила меня, что я себе лизуна завела и регулярно оргазмирую, оставаясь девственницей. Ну, не сердись ты. Давай поработай у меня ещё немножко язычком.

— Я не хочу. Я на вас всех обиделся, — сказал Коля и попытался раздвинуть ножки, чтобы вытащить голову.

Он так смешно кряхтел и старался их разжать, а я просто сжала их со всей силы, что не зазнавался.

— А! Больно! Дура! Отпусти.

На крик прибежала мама и увидела нас в таком положении.

— Ну, Коленька, потерпи немножко. Ты же мужчина. Она потреплет тебя слегка и выпустит. Ты только не зли её. Она просто хочет кончить. Ну, давай, поработай у моей дочурки язычком.

От всего происходящего у меня основательно взмокла киска. Мы начали кататься по полу, и я развернула этого засранца лицом вверх и выпустила из захвата, а потом села ему на лицо. Какой же это был кайф – плюхнуться на его физиономию своей текущей киской с характерным звуком. Мамочка, наверное, мною гордилась, ведь папа не позволял ей с собой такое вытворять, а я заставляю лизать своего одноклассника, и он ничего не может сделать.

Коленька понял, что был не прав и усердно заработал язычком, а я просто сидела и тихонько постанывала от такой стимуляции. Я освободила ему носик, чтобы он дышал, а потом переместилась так, чтобы он лизал только клитор. Но его старания не приводили меня к оргазму, и тогда я руками приподняла его голову и изо всех сил вжала его личико прямо в свою промежность. Колина голова снова оказалась у меня между бёдрами, и я изо всех сил их сжала, выгнула спинку и начала стонать, а мой лизун старался ублажать меня языком, как мог.

Потом я слезла с него, немного отдышавшись, и увидела маму. Она подошла ко мне, поцеловала в лоб и поправила на мне халатик.

— Какая же ты у меня уже взрослая! Ещё немного повзрослеешь, и Коленька с тобой перестанет справляться. Постарайся не угробить его.

— Да, мамочка. Я постараюсь быть с ним нежной и ласковой.

Коля отдышался и пошёл умываться после моих покатушек на его лице, а когда вернулся в комнату, то увидел меня, стоящую на полу раком с оттопыренной попкой.

— В знак нашего примирения, полижи мне анус, пожалуйста.

— Я не хочу.

— Если ты меня там не полижешь, мне придётся опять тебя придушить. Ты ведь не хочешь этого?

Коля нехотя положил свои ладошки на мою попку и припал язычком к колечку моего сфинктера. Он ввёл его внутрь, насколько мог, и всё там обслюнявил.

— Достаточно. А то мне ещё понравится, и придётся тебя каждый раз просить там полизать.

Коля оторвался от моей попки и сел на пол. Я подошла к нему и приобняла слегка. И тут он не выдержал, залез опять под халатик и начал неистово целовать и лизать мои половые губки тормошить клиторок.

— Ну, всё, всё успокойся. Всё хорошо. Никто тебя не обидит. Твоя влажная киска здесь.

Он забурился носиком между половых губок и стал дышать оттуда. Мой запах его успокаивал, а я поглаживала его по голове. Потом он начал причмокивать, чтобы моя девочка потекла и просто начал слизывать мой нектар. Ему становилось легче от тог, что он находится в тёплой и влажной промежности своей одноклассницы. Уже потом в школе, когда он получал плохую оценку, чтобы успокоиться, он звал меня в подсобку со всяким инвентарём и тихонечко мне отлизывал и буквально выедал и вынюхивал всё, что выделяла моя киска, после чего он заметно успокаивался.

— А ты можешь немного придушить меня ещё? Кажется, мне понравилось, — вдруг неожиданно попросил меня Коля, вылезая из-под халатика.

— Да без проблем. Когда станет плохо, просто постучи меня по ножкам или по полу.

Мы так и сделали, и сначала вроде бы было всё нормально, он кряхтел от удовольствия в моих объятиях, а я старалась не попортить своего лизуна. Но тут вдруг я поняла, что сама очень возбудилась от всего этого, моя промежность уже хлюпала, а глаза закатывались. Я перестала понимать, что происходит и начала оргазмировать, просто сжимая бёдрами голову Колиньки. Он начал стучать то по полу, то по ногам, но если бы я его тогда выпустила, то обломала бы себе весь кайф.

Я затряслась вся, и моя щёлочка выплюнула порцию кончи. Но потом я вспомнила про Колину голову и разжала свои ляжки. Он выпал оттуда еле живой. Я Била его по щекам, и он довольно быстро пришёл в сознание.

— Ты чуть не убила меня, — заверещал он, — мы же договорились…

— Извини меня, Коленька. Я не думала, что оргазм наступит. Вот смотри, с меня тут набежало. Подлижи здесь.

Он начал работать язычком и носиком, прямо как щеночек, и тут же успокоился. Потом мы сели за стол и стали кушать, что мама наготовила, а после ужина отправились в комнату, ведь нужно было делать уроки на завтра. Мы с ним так договорились, что я буду делать и свои задания и его, но при условии, что он будет сидеть тихонько под столом и работать язычком. Его это вполне устраивало, и моя писечка ещё долго выделяла нектар прямо в его ротик.

На ночь я его оставлять не стала, ведь всё равно бы не уснули, а завтра в школу, поэтому, со сделанными заданиями и, нализавшись, он отправился домой.