Как меня сделали вафелькой

Я всегда был скромным и начитанным мальчиком, поэтому везде всех раздражал. На районе со мной не дружили, а в школе общалась, чтобы списать или дать решить задание. В летнем лагере надо мной издевались, прикалывались и хотели даже дать мне в рот, потому что я не по-пацански себя виду. Но одна девочка из старшего отряда заступилась за меня. Она была высокая, красивая и крутая, и её все слушались.

— Федя, ты же понимаешь, что я просто так ни в одну тему не впрягаюсь без личной выгоды, поэтому подумай, как меня отблагодарить, и они больше не будут тебя трогать.

Юлю я благодарил всю смену. Мы находили с ней укромные места, и она пользовалась моим язычком, губками, носиком, да и всем лицом.

— Федя, ты же умный. Ты же знаешь, что такое анализ? А теперь узнаешь, что значит кунилиз.

Это она так прикалывалась, а я трудился у неё на куночке по нескольку раз в день. Она даже ночью меня выкрадывала из кровати и ставила перед собой на колени в режим «анализ» и «пиздолиз». Мне нравилось, как она кончает, а ещё мне было очень лестно, что я могу удовлетворить девочку без помощи хуя.

Когда смена закончилась, пришлось возвращаться домой, а там на районе уже в курсах были, что меня Юлька от лагерных пацанов спасла у себя между ног, и что я ей там лизал. Пацанам это не понравилось, и они решили меня отвафлировать. Они меня позвали в приставку играть, а сами просто связали мне руки скотчем сзади, чтобы я руками по их стволам не работал, а только ротиком. Я встал на колени, а пацаны по очереди подходили ко мне, надрачивая свои уже не маленькие пацанские хуи, и тыкали влажной головкой мне в губки.

Не все они мылись регулярно, поэтому перхоти подзалупной у ребят было много, и мне приходилось кушать их творожок. Они все были разные на вкус и пахли по-разному. А потом у меня тоже встал. Они это увидели и обрадовались.

— Федька, тебе же нравится, когда ты язычком мне головку чистишь. Значит ты –гей, а не вафлёр. Но по нашим понятиям ты всё равно опущенный, поэтому с пацанами больше не здороваешься, а баб только между ног целуешь, понял.

Он задвинул мне свой член прямо в горло и стал размашисто трахать, придерживая за голову. Я давился и кашлял, и ещё вырвать хотелось, но я терпел не старался не задеть хуй зубками, потому что за это могут серьёзно отпинать. Я весь был в слезах, соплях и слюнях, когда меня в горлышко долбили. А пацанчики менялись по очереди и спускали мне по нескольку раз. Молодые яички работали хорошо и спускали помногу, поэтому я наелся быстро, а что не успевал проглотить, то стекало по мне до пола.

Когда я Юле отлизывал, мне было хорошо у неё между ног. Она меня не душила и не мучила, а эти ребята вставляли мне свои хуи в самое горло и зажимали пальцами нос, чтобы я дышать не мог, тёрлись яйцами о подбородок и издевались так. А у Юли я всегда носом спокойно дышал, а ртом вылизывал. И она была очень вкусная, а у пацанов сперма была горьковатая и солёная. Поэтому я понял, что нужно бежать к Юле, чтобы она им объяснила, что я её пиздолиз, и что меня нельзя трахать в ротик.

— А, Федечка! Не всё так просто. У меня сейчас трое пелоточников отлизывают по очереди, и я ими довольна, так что вакансий пока нет. Да и очередь на меня большая, всем хочется лизать, так что заступиться за тебя не смогу.

— А подружки? Посади мне на язычок кого-нибудь.

— Не-а! Все подружки на понятия поставлены и встречаются только с пацанами, а лизунов они не любят, так что иди и соси местные хуи дальше.

Пришлось мне сосать члены дальше, точнее один член. Меня сделал своим личным вафлёром один пацанчик Ваня, он был на год старше меня, и сказал, чтобы остальные меня не трогали. У него девушка была Кристина, тоже приблатнённая, и он любил перед ней рисоваться и виртуозно опускать меня в ротик. В попку он меня не дрюкал, потому что она ему запредила меня в очко ебать. Потом он долго не разрешал ей ко мне подходить, ей можно было только смотреть. А она очень хотела мной попользоваться.

И вот как-то он ей разрешил, честно меня предупредил, что Кристи хочет прокатиться на язычке. А я обрадовался, что буду часами напролёт лизать ей, Юле в лагере, но нет. Она брала меня грубо и с силой, постоянно ногами зажимала и пиздой душила. А когда кончала, то текла так, что я чуть не захлебнулся и не умер. А Иван стоял и смотрел, какая у него тёлка крутая, может пиздолиза придушить и кончить при этом.

А когда я перестал дышать, то всем стало не до веселья: они откачали меня, и у меня изо рта и из носа потекла Кристинина конча, и я задышал. С тех пор я ей лизал только лёжа сверху у неё между ног, чтобы не захлёбываться, а она боялась меня задушить и не сжимала слишком. Но это было нечасто и только если Иван разрешал, а так он сначала ебал меня в горло, спускал туда свой первач, а потом трахал Кристинку уже долго, чтобы она кончить успела.

После их ебли я подлизывал Кристинке, потому что Ваня трахал её без гандона, и из её пизды лилась сперма. Я пристраивал ротик, будучи на стрёме, чтобы драгоценный белковый коктейль не вытек зря, а Кристи работала мышцами и выталкивала её мне в рот, а я глотал. Ваня шёл в это время мыться, а Кристинка игралась со мной, пока её парень не видит. Она приказывала мне сосать клитор и работать язычком, а когда она кончала, то всё равно сжимала сильно мне голову. Иногда она не успевала кончить, и Ваня нас заставал, ему не нравилось, что она меня принуждает к кунику без его разрешения, поэтому орал на неё, но меня не бил.

Часто они прикалывались, когда я сосал Ване, Кристи могла ножкой толкнуть меня в затылок, и так трахать Ваниным хуем мою голову. От этого он быстро и обильно кунчал, а у меня всё горло болело. А ещё Кристи могла мне голову зажать у себя, а Ваня меня в рот трахал. Получается, что он свою девушку трахал, но через меня.

Вообще они добрые были и любили меня, я даже сал с ними вместе под одеялом и лежал между ними. Они после того как без меня потрахаются перед сном, часто пользовали меня в ротик ночью. Кристи любила, когда я, уткнувшись в её пиздёнку, засыпал, а Ваня, по мере надобности, будил меня, я вытаскивал свой язык из пизды и брал у него по самые  яйца. Ночью они не кончали, просто перекладывали меня, то туда, то сюда, чтобы спать приятно было, и сны хорошие снились.

Будил я их тоже по очереди минетом и отлизом. Они вставали и кормили меня из миски на полу, как кота. А потом они поняли, что их совместный секс без мнея их не так возбуждает, как опускание меня в рот, и она стали трахаться реже. Каждый из них по очереди забирал меня в комнату, закрывал дверь и насиловал в ротик по многу раз. От этого их оргазмы были лучше, чем без меня. Они делали это извращённо, особенно Кристи вообще теряла контроль. Если Ваня просто трахал меня в рот и горло и спускал, то эта его сучка ездила так, как будто убить хотела, и текла всё время. Я пожаловался Ване на неё, но он сказал, что она девочка, и что ей можно. А я мальчик и должен терпеть и быть мужественным.

С тех пор уже много лет прошло, а они до сих пор меня в ротик пользуют, и мне это нравится.